СОВЕТ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДСКОГО ОКРУГА УСИНСК

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

100-летие школы в селе Мутный Материк
100-летие школы в селе Мутный Материк
100-летие школы в селе Мутный Материк
100-летие школы в селе Мутный Материк
На личном приеме граждан
Йолога - 2016
Йолога - 2016
Йолога - 2016

president

president

president

law rk

rk11

image2

Видеосюжеты

7GLQuEDFXqgДепутат в своем интервью газете "Усинская новь"  рассказал о некоторых городских проблемах и путях их решения. 

Корреспондент «Усинской нови» задал несколько вопросов председателю постоянной комиссии Совета города по ЖКХ.

-              Александр Васильевич, Ваша комиссия отвечает за три сектора жизни городского округа: ЖКХ, промышленность, экология. Как продвигается работа по этим направлениям?

-              Сложно сказать: комиссии Совета на сегодняшний день, фактически, объединены. Всего у нас 21 депутат. Все депутаты разделены по 7 человек на три комиссии: комиссия по бюджету – основная, комиссия по ЖКХ, комиссия по законодательству и этике. Наше направление – ЖКХ, промышленность и экология – это, честно говоря, неподъёмный сектор… Взять, к примеру ЖКХ: столько проблем в нём, что при решении некоторых вопросов иногда просто не знаешь с чего начать, чтобы их решить. Это моё, возможно, субъективное мнение об этих направлениях.  

-              В чём видите основу проблем?

-              Очень непросто организовать работу комиссий. Несмотря на то, что у меня очень большой опыт хозяйственной, профсоюзной, партийной работы – мне уже 58 лет – для меня составить план работы труда не составляет. Но, чтобы вы правильно меня поняли: задача правильного построения деятельности комиссии для меня была очень непростой. До сих пор я для себя не смог ответить на все вопросы относительно того, как правильно должна работать эта комиссия. Я говорю довольно откровенно, потому что для развития диалога необходимо проанализировать ситуацию: для чего эти комиссии, какова их роль? Поэтому я считаю необходимым при избрании депутатов, после их распределения по комиссиям проводить некую учёбу, которая позволит правильно и эффективно работать

-              Методика нужна?

-              Конечно! Начиная с простых вопросов, например, как составить план работы комиссии. Да, интернет на сегодняшний день – не секрет. Я просмотрел десятки сайтов городов, районов, увидел какие вопросы они выносят на повестки и так далее. План работы я подготовил. Но ведь это – только теория. План составили, утвердили – всё красиво. А тут включается реальная жизнь.

-              Переписывать, видимо, приходится…

-              Я хочу вам сказать, что депутаты – это общественники. Мы не копейки не получаем за свой труд – это общественная нагрузка, которую люди нам доверили. При этом не всегда есть понимание как обеспечить эффективную работу комиссии, имея дополнительную нагрузку, обязанности и ответственность на месте основной работы, как всё успеть?

Одно направление – подготовить, проработать сложнейшие вопросы городской жизни, в которых необходимо разбираться, законы знать. Если честно, я и сейчас не во всём досконально разбираюсь. Приходится копаться, консультироваться, в том числе, в УЖКХ, в управлениях Администрации… А дальше как? Кто мы: законодательный орган, рекомендательный? Вот на сегодняшний день решения нашей комиссии – это что? Под козырёк и к исполнению?

-              Это я вас спросить хотел бы…

-              Я к тому и подвожу. Вот несколько раз мы выносили очень серьёзные вопросы: по лифтовому хозяйству, в том числе, получившему серьёзный резонанс (в прошлом году чуть все лифты в городе не остановились). А дальше? Всё кануло в лету? Наговорились мы вдоволь, а дальнейших решений выработать не смогли. Поэтому сегодня если «Центр» не подключится к этому вопросу, то вопрос встанет: собственники жилья не потянут замену лифтов. Это же проблема очень большая.

Получается нам нужно и правильно заседание комиссии провести, и с Администрацией это отработать. Поэтому я вот сам себе вопрос задаю и сам на него отвечаю: всё-таки первую скрипку должна играть Администрация.

-              Поясните, пожалуйста.

-              Не в полной мере, как мне кажется Администрация нашего города использует потенциал депутатского корпуса. Все комиссии можно проводить совместно. Сами мы не сможем подготовить вопрос должным образом – вот к чему я веду. Депутатам не сложно собраться на комиссию по любому вопросу: не убрали дворы – собираем комиссию, вызываем управляющие компании… А вот досконально разобраться в том или ином вопросе уже не просто.

Мне довелось несколько лет проработать в нашем Горкоме партии. И я вспоминаю как проходили подготовку вопросы на бюро. Раньше часто критиковали руководящую роль партии, но я на себе, в хорошем смысле, испытал то, насколько всесторонне это делается. Например, хозяйственные вопросы. Их подготовка начиналась, как минимум, за месяц. В итоге подготавливался вот такой том документов. Предприятие не выполняло план по добыче? Смотрелось всё: и морально-психологический климат, и состояние дисциплины и ещё, и ещё, и ещё... И только в конце делался содержательный вывод.

-              То есть к «планёрке» были уже подготовленными.

-              Конечно! Заседание происходило в присутствии всех заинтересованных лиц, а результирующее постановление пойди потом не выполни – клали партийные билеты на стол. Я не к тому веду, что к этому возвращаться нужно, а к тому как готовился вопрос. Как это реализовать в современных условиях я пока даже сам не готов сказать. Поэтому у меня у самого есть вопросы по работе комиссии: как правильно и эффективно её организовать? Работаем, совместные заседания ведём с другими комиссиями, потому что при совместной работе больше получается сделать, вникнуть глубже.

-              Вы рассказали о работе комиссии. Теперь, если говорить более конкретно, какие проблемы стоят перед городом в области ЖКХ, какие законопроекты депутатский корпус мог бы предложить региону? Чего у нас не хватает? Что, возможно, хотели бы воплотить?

-              Как всегда. Не хватает денег.

-              Ну, деньги – это понятно!

-              Так о чём можно говорить, если бюджет еле-еле сверстали, а все вопросы по ЖКХ, над которыми мы работали… На этот год нет, практически ни одного ремонта двора. Дворы – это то, что мы всегда отстаивали, то в чём Администрация всегда шла нам на встречу. Это ведь то, что всегда проецировалось, как «депутатский» проект. Когда приходит время отчитываться, а двор отремонтирован, есть что показать и сказать людям, за себя не стыдно. А в этом году всё: финансирования нет. Что теперь делать?

-              Так если у нас принят дефицитный бюджет, к этому добавились проблемы с МРОТ, риски с продажей «Северянки», то откуда взять деньги? Есть ли какие-то рычаги, возможности, которые позволят сэкономить или, наоборот, заработать? Нам необходимо изыскивать средства. С другой стороны, у нас весь город жалуется на тарифы, в том числе, это касается юрлиц, в том числе муниципальных.

Где средства взять – это сложный вопрос. Как ни странно, основа поступлений в бюджет – это наши с вами налоги – 13%.

-              НДФЛ.

-              Да. Второй источник доходов – это арендная плата. Сложно, в итоге, получается. Поэтому, я так думаю, пока «Центр» не повернётся к региону, говорить будет не о чем. Честно говоря, когда вокруг городских вопросов покрутишься, начинаешь понимать в каких условиях работает Администрация. Ей очень сложно приходится. Когда ты настолько ограничен в бюджете, что особо не развернёшься… Честно говоря возникает какой-то внутренний протест: так не должно быть! Пока в регионе не будет оставаться каких-то дополнительных налогов нам будет очень сложно.

-              То есть, даже в случае каких-то дополнительных приростов с точки зрения промышленности, добычи, строительства, улучшений мы не увидим?

-              Налоги-то не всегда у нас будут оставаться.

-              Значит на сегодняшний день прирост может ощущаться только при создании дополнительных рабочих мест?

 -             Да. Правда я не думаю, что у нас неожиданно тысячи новых рабочих мест появятся.

                Что касается второй части вопроса, касающегося тарифов. Честно скажу: у меня нет понимания как они складываются. Когда руки доходили сам ездил в ЖКХ, УГИЦ, садились с сотрудниками, просил их: «Объясняйте!». Но до сих пор чёткого понимания о том, как и что в них формируется у меня нет. Более того, у меня есть большие сомнения относительно правильности проведённой реформы ЖКХ.

-              По поводу её перевода в частные руки?

-              Именно. Это ведь наши с вами деньги. Если не сильно вникать в вопрос, сегодня собираемость в городе очень хорошая, у людей есть возможность платить квартплату: основная масса усинцев получает зарплату вовремя (частные случаи невыплат есть, но не массовые). То есть управляющие компании получают хорошие деньги, равно как и ресурсоснабжающие организации. А дальше что?

                По поводу собственников жилья. Я пока не приемлю эту процедуру голосования. Я как простой усинец, не депутат не понимаю её. Во всех уставах написано и всегда было так: собрание, конференция – это высший орган трудового коллектива – правомочно при явке на уровне 50% + 1, если это – собрание, две трети, если это – конференция. Это писанные законы. Но, с другой стороны, собрать половину дома невозможно. Мне, например, некогда ходить на эти собрания. И я не завидую управляющим компаниям, хотя они сумели приспособиться и каким-то образом приходить к решениям. Тем не менее, мне кажется, что здесь что-то перемудрили. Я наши ЖЭУ усинские вспоминаю. Не то, чтобы я тут за старое берусь, пусть это по-дилетантски будет выглядеть, но вернуть бы их назад в качестве эксперимента. На год. Уберём управляющие компании, создадим на их базе ЖЭУ (их меньше даже станет).

-              А как же мотивация сотрудников?

-              Так это живые деньги, которые пойдут в ЖЭУ!

-              Я вам пример приведу. Жил в Иркутске один пенсионер. Жены не стало, дети разъехались, а он вернулся откуда-то, поселился в своей старой квартире. Дом – простая «хрущевка», вроде той, в которой мы сейчас с Вами находимся. И всё бы ничего, да никак не мог человек понять откуда берутся цифры в платёжках за квартиру. Пенсионер тот оказался военным экономистом и считать он умел очень даже неплохо. Пошёл он в управляющую компанию. Доказал всё, что нужно было доказать. Считать их научил. Но это была только его платёжка. Однако прознали об этом его соседи и потянулись к нему. Посчитал он и для них. А потом возникла замечательная мысль: зачем нужна какая-то управляющая компания, если можно делать всё самим? В итоге один человек стал юрлицом, заключил договоры с «ресурсниками», взял на подряд ремонтников…

                Через пару лет его дом стал местной достопримечательностью: снаружи и внутри уже никто не мог сказать, что это – простая «хрущёвка»! Новые лифты, отделка подъездов, снаружи – теплоизоляционные панели. Красота! Этот дом по телевизору в новостях показывали. Соседние дома посмотрели, подтянулись: им тоже хочется не в «совдепе» жить с облупленной краской на лестничных клетках, а в достойном доме! Ещё и потому, что тех же денег, которые жильцы этого дома раньше платили сторонней управляющей компании при грамотном подходе хватило на дворец и без ущерба делу! Дело даже не в экономии, а в эффективном расходовании средств.

                Соответственно, для управляющих компаний эти самые средства – это либо сверхприбыль, либо расходы, которые не касаются, собственно, благоустройства (штат бухгалтеров, кассиров, юристов и так далее).

-              Мне рассказывали про питерское ТСЖ, так же, понятно, созданное жильцами, с тем же результатом. Но я, опять же обращаюсь к себе: у меня не хватит для этого времени. Кто этим займётся? Это должны быть очень активные люди в доме – собственники, которые смогут создать то же ТСЖ.

-              Другой пример. Довелось долго жить на Юге. Там, практически в каждом доме, есть свой староста – человек, чаще всего уважаемый, избираемый жильцами дома, который занимается решением всех проблем, связанных с этим домом. 90-квартирный дом, к примеру, ежемесячно отчисляет ему по 100 рублей. Всё официально проводится через платёжки. Так и есть с кого спросить. В Усинске это возможно?

-              Я всегда говорю: там люди рождаются и умирают на тех же местах. А здесь две трети населения – люди временные. От этого идут беды всех вахтовых городов и посёлков.

                Мне было 22, когда я приехал сюда. И мы до сих пор с супругой с теплом вспоминаем те времена. Была бы голова и руки, сам везде пробьёшься и будешь зарабатывать. В отличие от других регионов, где без определённых манипуляций было не пробиться. Но, однозначно, многие, по крайней мере, я лично, настроены однажды уехать из города. На моём отношении к городу и горожанам это не сказывается, но для многих психология «временщика» – это данность. Это не только в Усинске – во всех северных городах, я думаю. Поэтому и сложности возникают. Как выбрать старосту? Это уважаемый человек, который возьмёт на себя заботу о 4-5 подъездах девятиэтажки. Та ещё нагрузка!

-              Таким образом вы говорите о том, что даже те люди, которые сейчас стоят во главе тех же управляющих компаний однажды отсюда уедут. И в этой связи создание тех же ЖЭУ было бы целесообразнее?

-              Ну, да.

-              Но, это, опять же, – законотворчество.

-              А где это пропишешь? Предлагаете прописать это законом?

-              На самом деле, хотелось бы прояснить: как происходит этот процесс?

-              Наш высший орган – это сессия (Совета – прим. ред.). Депутат может выйти на сессию с законотворческой инициативой. Но у нас такого ещё не было. В год происходит несколько сессий и, кроме того, что большая работа идёт по бюджету, каждая комиссия работает по своему направлению. Кроме того, каждая служба Администрации готовит вопросы (например, УЖКХ – по нашему направлению), выходит на комиссию. После обсуждения, мы рекомендуем расширенным президиумом рассмотреть данный вопрос и утвердить к повестке сессии. А сессия уже окончательно принимает данный вопрос и утверждает его. После этого только появляется соответствующая строка в бюджете, финансирование. При этом необходимо соответствующее решение КСП (Контрольно-счётная палата – прим. ред.) и прокуратуры, что сейчас обязательно. И вот тогда данное решение юридически становится решением на уровне города – законом.

-              Хотел бы дополнительно озвучить позицию по направлению строительства домов, переселения из ветхого и аварийного жилья. Проблема озвучивается на всех уровнях, вплоть до Главы Республики и Президента. И, может быть, я не прав, но считаю, что такие дома строить – это близко к преступлению. Когда мы ездили, принимали эти дома в Пионерном, они нам нравились и нравятся сейчас, но дело в том, что лет через 10 многие из них станут аварийными. Некоторые стали аварийными уже сейчас. Они – не капитальные.

-              А если говорить о капитальном строительстве?

-              Есть заложенная федеральной программой цена. 33 000 или 36 000 рублей за квадратный метр (34 600 рублей за квадратный метр – прим. ред.). В Усинске невозможно за эти деньги нормальное жильё построить. Но я к чему веду: а зачем нам, в таком случае строить? Ведь в том году больше 80 семей получили жильё на вторичном рынке! Чего это стоило, в том числе Станиславу Юрьевичу и Николаю Зималетовичу, выходившим на Республику для выполнения программы, добиваясь исключения – возможности приобретения жилья на вторичном рынке!

                Ведь посмотрите: в прошлом году рынок недвижимости в Усинске встал. У нас в городе очень много пенсионеров, ветеранов труда, которые хотят продать квартиры и уехать. Но продать не могут. Тогда почему мы говорим только о том, чтобы строить? В конечном итоге в законодательстве нашли ведь возможность покупки жилья на вторичном рынке. Через электронный аукцион приобрели. Так давайте сделаем так, чтобы это не было «лазейкой», но было законом. Мы же двух зайцев убиваем: ветеран труда продаст квартиру и уедет на Большую Землю, купив себе что-то там, а здесь человек переселится с ветхого жилья в хорошую квартиру. Никакого криминала в этом нет. Я бы это поддержал и дальше. У бюджета не хватит средств кирпичные дома строить, никто на это денег и не даст пока. А зачем их строить, если у нас объявлений о продаже – только выбирай! Это при том, что даже ипотека так опустилась в процентах. Эту бы проблему досконально изучить. Я, депутаты, эту идею поддержали бы. Мне это кажется правильным.

-              Насколько я помню, отдел закупок Администрации решил эту проблему на уровне 44-го закона.

-              Я изучал для себя вопрос. Необходимо на уровне Госсовета или Правительства Республики принять поправки к закону.

-              А как рекомендовать?

-              Путём общения с Главой Республики – с Сергеем Анатольевичем Гапликовым. Он идёт на разговор. Было проведено несколько встреч с депутатским корпусом, Сергей Анатольевич оставил очень приятное впечатление. Он слушает, даёт ответы.

-              Правильно ли я понимаю: наши законотворческие инициативы решаются путём их передачи Главе Республики Коми, а, в дальнейшем, если необходимо, уже его выхода на уровень Президента и Государственной Думы.

-              Наверное, так. Даже достаточно уровня Республики, в нашем случае. Хотя, есть ограничения, например, 44-го закона, как вы правильно сказали, для которых уровня Республики будет недостаточно.

-              К вопросу о промышленности. Вчера (интервью с А.В. Барановым состоялось 20 февраля – прим. ред.) состоялось подписание соглашения между Республикой и ПАО «Лукойл» о социальном партнёрстве. Что это сулит Усинску?

-              Цифры не были озвучены, но Глава Республики сказал, что средств становится значительно больше, чем в прошлом году.

-              Это для Усинска или для Республики?

-              И для Республики, и для Усинска, в том числе.

-              А как распределение происходит?

-              Я в распределении не участвую – иногда знаю, что и где будет строиться, но в процессе не участвую. А что касается средств, которые дойдут до Усинска, то здесь инициативу проявляет сама Республика. Сам Глава, ведомства, муниципалитеты, естественно, в этом участвуют… Это Усть-Цилемский район, Сосногорский. Ухта, Усинск и Печора – пять муниципалитетов. Но я думаю, что и другие направления в этом соглашении рассматриваются, не только развитие городов.

-              Печора – это, всё-таки, порт. Что касается речного сообщения: насколько эффективно в настоящее время оно используется?

-              Я, не эксперт в этом вопросе, но своё мнение выскажу. Во времена, когда я сюда приехал река гудела от моторных лодок. У каждого уважающего себя усинца была лодка с мотором. Не такие, как сейчас, конечно, – их могут себе позволить только очень обеспеченные люди. А раньше кто хотел, тот себе и позволял. Порт печорский просто кипел. Краны работали, пассажирское сообщение было между Печорой и Усинском. Что изменилось? Да жизнь перевернулась у нас с вами. Рынок диктует свои условия. Это стало нерентабельным. Теперь заново всё организовать… Я вижу с каким трудом Администрация старается организовывать речные перевозки. Скажу по-простому: сделай мы рентабельной цену билета для пассажиров, сможет себе кто-то позволить сесть и поехать? Будет очень дорого. Хотя речной транспорт всегда был самым дешёвым. А на сегодняшний день процветают разве что баржи, которые машины перевозят. Частные рейсы разовые. Нормального судоходства по рекам уже практически нет.

-              В нём есть необходимость?

-              Я думаю, что, имея такие реки… Но ведь сам рынок должен продиктовать эту необходимость. Осталось только понять кому это будет выгодно. Порты развалены. Найти хорошую баржу очень непросто, наверное.

-              Господин Медведев говорил в своё время, что речной транспорт у нас сильно устарел, мягко говоря.

-              Думаю, да, это – очень «мягко» выражаясь. Вообще, было бы красиво, если бы по Печоре, как по Волге, теплоходы ходили.

-              Что касается рек и экологии. Насколько я знаю, сейчас идёт сейсморазведка. К ней довольно активно присматриваются «зелёные». Насколько вам известно о сопутствующих этим процессам противоречиях: всё вроде бы идёт в рамках закона, все разрешения получены, причём от федеральных структур, но говорят, что это происходит в пойме реки.

-              О проблеме знаю. В обществе у нас к вопросам экологии подходят очень серьёзно. Можно по-разному оценивать деятельность всевозможных организаций, ратующих за экологию, в хорошем смысле этого слова, но дорогого стоит то, сколько сил и средств вкладывается в сохранение окружающей среды. То, что людьми не совсем корректно воспринимается работа по нефтедобыче, сейсморазведке – это, видимо, мы где-то недорабатываем, нужно давать больше информации. Если же не проводить сейсморазведку, то завтра мы придём к тому, что регион остановится в развитии. Не пойдёт разведочное бурение, дальше не пойдёт бурение эксплуатационное, не будет добычи нефти. Те же налоги – это всё взаимосвязано. То, что это нужно делать очень аккуратно, осторожно, не повредив пойменные луга, на которых местное население косит сено, десятилетиями кормит стада и ловит рыбу – это понятно. Но я знаю, насколько грамотны наши специалисты. Опрометчивого решения руководство принять не сможет. Нужно встречаться с людьми, разговаривать. Пусть даже эти встречи, насколько я знаю, часто бывают непростыми.

-              Скажите, депутат Совета МО ГО «Усинск» – это депутат не только городской, но и от сельских жителей. Получается у Вас выезжать в сёла?

-              У нас 21 округ. Соответственно: Лодыгин Юрий Николаевич закрывает Мутный Материк, Щельябож, Захарвань; Сластён Игорь Анатольевич – Усть-Усу, Усть-Лыжу, Новикбож; Романцов Дмитрий Александрович – пгт. Парма, Усадор. Но если приглашение приходит мне, то я никогда не отказываюсь посетить сёла.

-              Много вопросов у селян, относящихся к работе комиссии?

-              Напрямую таких обращений не было. Жалоб, предложений не поступало. Хотя этих вопросов, конечно, очень много.

Отвлекаясь немного от темы скажу, что я застал то время, когда здесь были мощнейшие совхозы. В Колве, в Усть-Усе. МГДУ «Усинскнефть» отправляло людей косить сено. Можно смеяться над этим, но это было законом – производственные предприятия помогали селянам. На месяц, на полтора с техникой мы выезжали на пойменные луга, заготавливали сено. Всё было своё – масло, молоко… Но сегодня всё разрушено.

-              Хотите сказать, что в этом есть ответственность теперь уже частных компаний?

-              Нет, почему – это была шефская помощь. Но всё поменялось. Был совхоз – не стало его. Смог Мутный Материк сохранить своё производство – молодцы. «Новоусинский» совхоз возрождается. Но это очень сложно. В условиях Севера это в чём-то даже убыточно.

-              Получается, что селяне пока не знают, как им взаимодействовать с Советом?

-              Может быть и так, но, всё-таки, большая часть текущих вопросов здесь касается исполнительной власти – Администрации. Мы с того и начали с Вами разговор, что наша работа – это общественная нагрузка и подменять Администрацию мы здесь не в силах. Необходимо взаимодействие. Такое как у нас сейчас есть по работе с дворовыми территориями.

Здесь мы сейчас активно работаем с телевидением. Созваниваемся, организуем депутатский контроль. Сразу ЖКХ подключается, инспекция Администрации. Это стало хорошей традицией. Если в прошлом году это вызывало определённые сложности, спонтанно всё было, то теперь УЖКХ становится инициатором – у него есть понимание где и какие дворы как убираются и, если возникает проблема, мы подключаемся, выезжаем. В последний раз даже привлекали к инспекции прокурора города, Николая Зималетовича. И это уже было довольно эффективно. В данном случае следующим шагом становится наложение определённых санкций на управляющие компании.

-              Прокуратура имеет в настоящее время какие-то реальные рычаги воздействия на управляющие компании?

-              Да, если уже жалоба поступает, то прокуратура, конечно, реагирует. Результатом инспекции становятся составление актов, протоколов, которые уже направляются в прокуратуру для принятия решения.

-              Таким образом Ваша работа – это, во-первых, взаимодействие с горожанами, которым нужна ваша поддержка, в том числе – вашими непосредственными избирателями, для последующего продвижения улучшения условий их жизни, в том числе, – обустройства территорий. Во-вторых – это вопросы, касающиеся городского бюджета. Это мы оговорили.

Остался один аспект деятельности: как Совет работает в области экологии?

-              Когда верстается бюджет, все вопросы, касающиеся экологии просматриваются нашей комиссией. Фащенко Галина Васильевна готовит свои проекты, взаимодействует с комиссией. А затем мы готовим рекомендации об их утверждении на сессии.

-              То есть всё у нас крутится вокруг бюджета.

-              Да. А отдельные темы, например, «экологическая обстановка МО ГО «Усинск», конечно, комиссией не рассматриваются. Таких полномочий у нас нет. Поэтому многие депутаты по одному, по два человека работают в различных комиссиях, решения которых утверждаются постановлениями Администрации.

-              Интересно. Как получается совмещать всё это с семьёй, с основной работой?

-              Дети, слава Богу выросли, уехали. В Усинске только мы с женой остались. Поэтому где-то можно отдавать работе выходные – это решается легко. Если необходимо отдать своё время городу, жителям – всегда готов. Понятно, что мой основной источник доходов – работа, на которой тоже нужно выкладываться. Не сделаю чего-то – меня накажут, грубо говоря.

-              А потом ещё и дома накажут…

-              Да – зарплату не донёс! Совмещать всё это не просто, но можно. Настроишь себя соответствующим образом и вперёд! 30 лет уже в Усинске, столько людей меня знают. И за всё время не было такого, чтобы не ответил на какое-то обращение. Не всегда всё получается решить, но всегда нужно человека выслушать, посоветовать путь решения. Причём после этого нужно не отпустить ситуацию, созвониться, встретиться, узнать получилось ли, решилась ли задача, проблема.

                Так и у всех депутатов. Все мы пытаемся и друг другу помогать в каких-то моментах. В любом случае, ни одно обращение не остаётся без ответа.